Караванинг

Статьи о караванинге

СКАЗКА О СЛЕТЕ КАРАВАНЕРСКОМ

СКАЗКА О СЛЕТЕ КАРАВАНЕРСКОМ

 

 

Многие путешественники с теплотой рассказывают о средневековых узких улочках, попадая на них – с удовольствием бродят, открывая для себя причудливые закоулки  и тупики.

По такой же улочке из караванов я возвращался все эти три вечера домой к себе на окраину кемпинга. Над каждой входной дверью горел фонарик, улочка была весьма извилиста. Кое-где из полуприкрытых термоштор пробивался мягкий свет, выплескивая наружу домашний уют и спокойствие.  Бывало, вдруг из-за какого-то каравана пронесутся дети – и тут же умчаться в ночь, играя в свои детские игры. Мой домик с центральной площади не был виден – зато за ним простирался чудесный сад – парадные окна каравана выходили именно на него.
Идти приходилось аккуратно – хоть и не льет на голову дерьмо, как в средние века, когда через отверстия в стене испражнения шлепались в сточную канаву вокруг тротуара. Но все-таки, подкатные баки для серой воды стоят не у каждого домика – а значит, ненароком можно вступить и в мыльную лужу.
Поеживаясь от промозглой осенней погоды, я поднялся к себе по ступенькам и, первым делом, посильнее зажег Труму. Огонек весело подмигнул, и привычным гулом  в трубе затянулась вытяжка.  Я присел на корточках у камина, потирая руки, затем разулся и с удовольствием прошелся босиком по теплому полу в сторону кухни. Маленький караванерский чайник вскипает мгновенно, свистом требуя к себе внимания и обдавая паром стеклянную страховочную панель. А я еще даже не успел принять душ. Открыв заслонку Трумавента в ванной комнате, чтобы нагнать туда теплый воздух, начал развешивать огромный экран для вечернего кинотеатра.
В этот момент в караване по диагонали напротив открылась дверь. На пороге своего домика стоял Деффик.
— Загляни ко мне, - я собираюсь варить кофе, - позвал я с верхней ступеньки.
Я достал чугунную ручную мельницу и перемолол две добрые пригоршни особого сорта кофейных зерен, которые я привез из Китая и варю в исключительных случаях.
Потягивая из маленьких чашечек, со сливками и бисквитами тягучий напиток, мы обменялись флешками – я дал Жене отснятый материал, чтоб он выложил на форуме, а он раздобыл мне чудесный веселый французский фильмец о караванинге, который я и собирался посмотреть на ночь.
Собирался да передумал. Где-то на главной площади кемпинга звучала живая музыка. А в караван просунулись две головы. Это мои друзья – Летчик и его жена Мила. Летчиком Сержика прозвали еще в армии – он мог из Белоруссии в ночь мотнуться в Киев к любимой и обратно. Сейчас у них за плечами двадцать пять лет семейной жизни. Когда Сержик злится – он вспоминает, что за семьсот двадцать дней, проведенных в армии, отправил любимой 854 письма, а она в ответ – примерно на сотню меньше. Мила в ответ улыбается со словами:
«Скажи спасибо, что дождалась! Знаешь, как меня накручивали?!»
Добрая, старая как мир история из «Шарбургских зонтиков» повторяется.
Летчики мне в подарок из-за тысячи верст привезли книжку с картинками о Тарханкуте, лунном полуострове, где они проводят все свое свободное время – они зовут меня с собой уже год, и только теперь я понял, сколько всего прекрасного я еще в жизни не видел.
На площади два вечера  до глубокой ночи посиневшими пальцами играли музыканты. Два двухкиловаттных «жужика» грели воздух вокруг сцены, оставляя порой отдельные улицы нашего городка без электричества. Когда в таких случаях говорят «без света» - вспоминаю одну умную старушку  – она всегда поправляла: «Свет с нами есть всегда, а вот электричество - отключили».
В первый вечер звучало кантри, во второй – латинос. Клавишник, играющий латинос, меня купил. Я стоял и внимательно слушал его выступление в тени за колонной – благо, кто-то неумело повесил софиты так, чтоб они освещали не артистов, а тьму перед сценой. А в конце я подошел и пожал ему руку. Ему оказалось тоже приятно, что его мастерство не осталось незамеченным.
Воспользовавшись паузой, я решил вернуть наших в украинскую традицию – благо клавиши в антракте со сцены не уносили  – сыграл парочку украинских мелодий. Можно было б и еще, но негоже отнимать чужой хлеб.
Впечатление оказалось настолько ярким, что Хоббит тут же пообещал мне клубную карточку под номером «один», отняв ее у господина Председателя. На что я запротестовал, размахивая руками, и выбрал себе «восьмую» - символ бесконечности.
Заодно мне перепала и грамота «за волю к победе и яркую жизненную позицию» в память о прошлом слете, когда у меня на ходу от вагона отлетело колесо. Согласен – прогресс налицо – в этот раз я приехал без лафета.
Весь следующий дождливый день меня развлекал Дима Осипов – родная душа, выпускник Гнесинского училища по сольному пению.  Его проникновенный голос под гитарный аккомпанемент брал за живое. А сильная школа сказывалась на грамотно законченных фразах и динамических оборотах.  Мы просидели до вечера в его просторном двухосном дворце, который Дима в свое время выменял на яхту – и, забросив капитанское удостоверение, колесил теперь по дорогам от родного Херсона до Питера.
Вечером мы вынесли его выступление в шатер Хоббита. Дима пел проникновенно, а я периодически рявкал на братию, чтоб не разговаривали под музыку – артиста ведь обидеть легко. Зрители  стали молча передавать по кругу «Зеленую марку», беззвучно заполняя мензурки. В котле, который я использовал в качестве штатива для видеосъемки импровизированного концерта, под крышкой томил присутствующих тушеный в сметане заяц.
За день до этого мы ездили на экскурсию. Вопреки прогнозам, денек выдался солнечным и благоприятным. Много интересных сюжетов  в заезженном до банальности городском пейзаже –  ярчайшим оказался был колоритный мужичек. Он мирно спал на скамейке у Золотых ворот, задрав вверх голову с потухшей сигаретой во рту. Как живой. Чтоб не подумали, что нас «разводят»  какой-нибудь музейной акцией, когда искусство несут в народ, который сам к нему идти не хочет – мы мужичка разбудили. И зря.
У подножия Андреевской Церкви я потерялся. Это было невероятно! Я всего лишь перешел улицу, чтоб купить магнит на Андреевском спуске. Когда ровно через минуту я оглянулся – товарищей не было. Я поднял глаза к небу – там, наверху лестницы,  у самого входа в храм стояла группа – и как подметил тут же проходивший Вжик – группа наша. Чуть не уверовав в скорое вознесение товарищей, я полетел наверх.
Но это была не моя – это была вторая рота караванеров – благо, они меня и приютили. Как выяснилось позже – чуда, увы, не было – мои во главе с экскурсоводом просто юркнули в подворотню.
Субботнее утро выдалось особенно морозным. Ночью датчики показывали плюс четыре, утром на листве лежал иней. Удивили русские. Удивили дважды. Первый: то, что они не поленились после горячей встречи накануне встать в восемь утра, нарубить щепок и растопить огромный двухведерный медный самовар, - как и полагается, сапогом поддерживая в нем жар. Дружной отдельной группкой они попивали обжигающий чай из походных кружек. Я вспомнил, что вода в таком самоваре вскипает по-особенному, вдоль всей высота нагревательного столба – и вкус у такого чая совершенно отличается от домашнего электрического. Я прошел мимо них трижды. На четвертый раз предложил сфотографироваться на память – их кольцо на мгновенье разомкнулось в улыбающийся фронт – и так же молча сомкнулось после щелчка. Чая я так и не попробовал.
Но наши меня не отпускали ни на минуту – кормили и поили на убой. Жена Василия зовет на деруны, Хоббит и насельники кемперов – на зайца, в одной компании лосось на гриле, в другой – домашние самокрученные колбаски. Удивила Валя винницкая – приготовила миску селедки под шубой, и всюду – шашлык, шашлык...
А я в основном пропадал у летчиков – там были еще Сержик из Донецка с семьей – какой нам в первый день закатили борщец! – Летчик после нескольких выпитых литров накануне прихваливал: «Ай да матушка! Ай да умница!»
Позже присоединись Артур с Сашей – новые караванеры с удивительной собачкой, ливреткой – такую точно я видел на старых полотнах итальянских мастеров.
Две пожилые пары поляков тест на водку не прошли. В три часа ночи последнего дня осады они признали полную капитуляцию, и наши судорожно искали нашатырный спирт, - как говориться, что украинцу хорошо, то остальным …
P.S. Дорогие собратья-мейстерзингеры! Как я уже говорил со сцены в момент вручения грамоты: все мы разные, а караванинг – это не дешевый вид отдыха. Значит этот дух свободы, это «счастье жить такой судьбою» еще не выветрилось из наших мальчишеских, но поседевших голов!
Поздравляю нас всех с регистрацией клуба! И особенно – господина Председателя – Женю Деффика – за его целеустремленность в борьбе с государством за официальное место под солнцем каждого из нас.
Спасибо Хоббиту и Бруталику, Олежке-Мерседесу и Вале с Витей ВиВаЖе, Самоду и Игорьку – кстати, его полтора красненьких «Фольксвагена» знает вся страна – он был с нами, несмотря на состояние здоровья. Спасибо полякам, белорусам, гостям из России и Молдовы!
Отдельное спасибо Диме и Але – они приложили максимум усилий, чтоб наш отдых в «Кемпинге №1» был комфортным, безмятежным, чтоб мы могли насладиться желанной встречей с друзьями и не думать о бытовых проблемах. А кроме того, Аля еще и лучше всех танцевала, всех фотографировала – и просто сияла каждому открытой радостной улыбкой! Ребята, вы – лучшие!


 

Новое на форуме



Разработка и поддержка сайта
Rambler's Top100